21 июля 2019 г.
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
       

Орден как трофей

9 мая 2019 года

Полевому хирургу, прошедшему дорогами войны от Москвы до Берлина 

Памяти Александры Николаевны Янюк (Грековой)
 
Я в гостях у Александры Николаевны. На уютной кухне гостеприимная хозяйка потчует меня вкуснейшим чаем с лепестками роз. Ей уже 97 лет, но, несмотря на издержки серьёзного возраста, голова у неё ясная, память отличная. И она — прекрасная рассказчица, а я — благодарная слушательница.
С Александрой Николаевной мы встретились и подружились в Пятигорском госпитале ветеранов войны. Меня привлекли в этой женщине живой добрый интерес к жизни и прямо-таки пренебрежительное отношение к своим немалым недугам: «Ну что ныть?! И не сидеть же на лавочке, сложа руки!» 
Она и не ныла и точно без дела не сидела. Всё, что в жизни делала, чем занималась — всё только на «отлично», только со знаком качества. И щедро делилась своими секретами, например, изготовлением изумительного вина из своего же винограда. Настаивала всё записывать, подчеркивать значимые нюансы. И только так, всё на серьёзе!
А какой у неё цветник у дома! Поведала, что даже краевое телевидение сняло фильм о её коллекции ирисов. А я вспомнила, что этот фильм видела. Вот как сошлось!
Оказалось, что Александра Николаевна не только коллекционер. Она и селекционер, а это дело хлопотное и длительное.
Уже при мне к её великой радости наконец, расцвёл последний ею выведенный сорт. И она милостиво разрешила мне дать ему имя.
Я понимала — мне оказана большая честь! Цветок был нежнейшего голубого цвета. Я посмотрела на хозяйку, её глаза были такими же. И изрекла: «Александра»! Сорт «Александра»! На том и порешили.
А сейчас мы пьём чай с Александрой Николаевной, беседуем.
Много уже услышала я от неё разных историй — и драматических, и порой густо приправленных юмором. Ей есть, что вспомнить. Выпускница мединститута, она почти всю войну прослужила полевым хирургом в полку связи, а связь — это передовая.
Я потихоньку подвожу её к воспоминаниям из её фронтовой одиссеи. Вдруг Александра Николаевна встрепенулась:
— А показать Вам кое-что?
— Конечно, показать! — хотя я понятия не имею, о чём речь.
Она уходит в свою комнату и вскоре возвращается с небольшой коробочкой в руках. Подаёт мне.
— Открывайте!
Открываю и… теряю дар речи.
Хозяйка смеётся — сюрприз удался!
В коробочке орден, явно — орден!
Он выполнен в виде четырёхконечного креста из синей эмали, окаймлённой тоненькой золотистой полоской. В центре круг, а в круге — свастика!
Я застыла в немом вопросе. И Александра Николаевна рассказала, что война заканчивалась. Она со своей частью в Германии. Победа! Конечно, Победа! Но ещё слышалась стрельба, ещё упорно сопротивлялись в Рейхстаге.
Её вызвали в штаб и поставили задачу развернуть небольшой госпиталь в непосредственной близости от рейхстага — готовился штурм.
Для этой цели определили рейхканцелярию, а под операционную — кабинет Гитлера. Её и двух санитаров с медоборудованием к месту препроводил офицер из политотдела.
Кабинет просторный, а главное — большой полированный стол. Всё подходит.
Пока Александра Николаевна занималась медицинскими делами, санитары обследовали кабинет. Одна тумба стола была набита коробочками. Когда увидели содержимое — ахнули!
— Вот это да! Вот это находка!
В коробочках лежали фашистские ордена. Политработник внимательно рассмотрел их и пояснил, что это высшая военная награда Рейха. Разрешил взять, так сказать, на память.
Санитары смеялись, рассовывая коробочки по карманам.
Одну коробочку взяла и Александра Николаевна. А теперь она сокрушалась: «Меня не станет, сын будет вещи разбирать, документы, увидев это, что подумает?» Сын жил далеко, на Украине. Виделись очень редко.
И я предложила, чтобы все всё правильно поняли, нужно написать сыну письмо, что мы и сделали под её диктовку.
Вот оно:
«Дорогой сынок Женя! К этому изделию я даю пояснение. Второго мая 1945 года я оказалась в кабинете Гитлера в Рейхканцелярии с заданием, если потребуется, оказать медицинскую помощь бойцам, которые должны были водрузить Знамя Победы над Рейхстагом. Моя помощь не потребовалась. А этот орден — высшая награда нацистской Германии. Эти ордена Гитлер собственноручно прикреплял к мундирам своих наиболее отличившихся вояк. Таких коробочек в его столе оказалось много.
Знамя Победы водрузили — коробочки остались.
Эту с орденом я взяла в качестве трофея.
Твоя мама».
Н.В. ПЕТРОВА, г. Михайловск, 2019 год 
Комментарии (0)