21 августа 2018 г.
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
       

Прошу - помните!

18 мая 2018 года

Моему деду Степану Андреевичу Кочетову и его родным братьям посвящается.

Было их пятеро, как лепестков в цветении яблони, нежных, чистых, душистых. Каждый из лепестков приносил успокоение и счастье смотрящей на них женщине — это были её сыновья. Молодые и крепкие, всё горело и ладилось в их руках. Чистым течением речки казалась жизнь этой семьи, без подводных камней и крутых берегов. Однако приходят испытания, которые приходится преодолевать, иногда ценой своей жизни.
Первым оторвавшимся лепестком был Фёдор, которого призвали сразу после объявления Великой Отечественной войны. Парню было 18. Вместе со своим другом они оказались во II десантной бригаде. После подготовки первые сражения были на рубежах Ленинградского направления Северо-Западного фронта. И сейчас понятно, что бойцы стояли не рядом с адом, а в нём самом. В марте 1942 года производилась выброска десанта в тыл врага. Зазвучала сирена, бойцы пропадали в черном проёме. Судьба сыграла свою злую шутку, и западный ветер понёс всех обратно к дому, как будто не хотел отпускать своих птенцов из родного гнезда. Приземлялись на вражеские пулеметы, и сразу в бой. Основная часть была расстреляна ещё в воздухе. Падали окровавленные лепестки на алтарь Победы, накрывали их белым саваном шёлковые купола парашютов. 19 марта 1942 года Фёдор погиб. Захоронен в братской могиле в деревне Лоппа, ныне Новгородской области.
 
Вторым уносимым на запад лепестком был мой родной дед Степан. Самый старший из братьев, к началу войны у него уже было трое детей. Тяжело представить расставание перед отправкой на фронт. Дети ухватили за подол свою мать, а у неё застыли в глазах слёзы. Так и стояли, пока пыльные машины не скрылись, увозя, возможно навсегда, мужа, отца, спокойствие и счастье. А он из кузова машины видел, как отдаляется от своей любви, от милого и родного. Но чем дальше шёл он на запад, тем ближе был в мыслях к своим детям, любимой, дому. Невидимая нить связала их друг с другом.
Тяжёлые будни закаляли дух бойца, готовя его к новым испытаниям. В середине 1944 года на рубежах Европы велись ожесточённые бои, враг не хотел открывать двери своего логова, солдатам приходилось ломать стальные засовы. На границе с Польшей Степан получил свою первую медаль «За Отвагу». В дате подвига стоят сухие числа 13.06.1944–16.08.1944, два месяца жарких боёв I Украинского фронта за освобождение западной Украины. В записи о подвиге значится, что, будучи санитаром, Степан вытащил на себе с поля боя десятки тяжелораненых бойцов и офицеров.
Дошёл он до Берлина. Завершение пути уже видно, вроде бы — протяни руку, и ты уже в мирном времени, но каждый шаг по Берлину источал кровь. За уличные бои, оказание помощи личному составу и проявление к нему отеческой заботы дед был награждён второй медалью «За Отвагу». Дата награждения 09.05.1945. Символично, что она совпала с Днём Победы.
Вернулся! Долгожданный. Родной. Любимый.
Любил я, приезжая к деду, надевать его награды и маршировать по комнате на потеху бабушке, потом донимал, чтобы рассказывали мне про войну. До сих пор помню улыбку деда и его взгляд, в котором, кажется, отразился каждый день этих суровых лет. Но рассказов от него я так и не услышал. Однажды я спросил:
— А ты видел подбитые фашистские танки?
Он ответил кратко:
— Да.
— И разве было не интересно залезть вовнутрь и подёргать рычаги?
Тут вмешалась бабушка:
— Не лазил и домой живым вернулся.
Только повзрослев, я понял, что война не игра, а тяжёлое испытание.
Я очень любил своего деда.
 
Сорок первый подходил к концу, и третьим оторвавшимся лепестком был Василий. Словно стремился на помощь братьям, которые уже били врага.
С детства его привлекала разная техника, тянуло к машинам и тракторам, которые урчанием двигателей словно гипнотизировали и влекли к освоению профессии, связанной с механизмами. Когда заканчивал училище, уже было ясно, что не мирные нивы, а поле боя будет взрыхлять гусеницами его машина. Он оказался на Белорусском фронте в 17 гвардейской танковой бригаде. Воевал на легендарном Т-34 механиком-водителем. В суровых боевых буднях конца 41-го проходила закалка его характера и боевого мастерства. Той морозной зимой погода, казалось, сковывала всё вокруг, превращая в ледяные глыбы и снежные перемёты. Но закалялся характер, дружба, которая со временем превращала экипаж танка во что-то единое, где радость одного ободряла всех и горе было общим. Когда Василий узнал о гибели брата Федора, бойцы пообещали друг другу, что каждая капля крови их родных прольётся ручьем вражеской.
Бои шли ожесточённые. Война вела свой хоровод по странам и континентам, рвала и метала хрупкий мир. Песчинкой казался с высоты событий танк со своим экипажем. Военная дорога петляла и перекатывалась, харкала грязью и сукровицей, но неизбежно продвигалась на запад.
Во время подготовки наступления армии часть бригады проводила отвлекающий маневр, ввязываясь в короткие бои, оттягивая на себя основные силы противника, подготавливая общий успех операции. После успешного наступления 18.12.1943 года Василий был награждён медалью «За боевые заслуги». В этих же боях был ранен и после госпиталя демобилизован. Награждён орденом «Отечественной Войны I степени».
До последнего дня жизни война напоминала о себе, незаживающая рана ноги долгие годы мучила ветерана, как будто напоминала ему о погибших товарищах.
 
Шло время, подрастал Михаил 1926 года рождения. Когда началась война, он был подростком. Это время заставляло быстро взрослеть, не было беззаботной юности, как у нас, когда летом ждёт тёплое море или лагерь отдыха. Вся страна работала на победу: в шахтах, полях, на заводах.
В 44-м году 18-летнему Михаилу пришло время отправляться из родного дома. Со скорбью в душе провожала его мать. Четвёртый сын уходил воевать, самый младший, который только что закончил школу, и вместо мирного труда его ожидало зловещее пекло.
Поезд без помех мчал на запад, будто думал, что не успеет к указанному сроку, а в вагонах сидели вчерашние мальчишки, у которых заканчивалась юность. Из окна они видели, какие просторы освободили их отцы и братья и каждый по-ребячески думал: «Неужели не успеем повоевать?» 
Они успели. Да, немного, всего два месяца, но испытания, приготовленные для них, многие не проходили и за долгую жизнь. Михаил вместе с однополчанами штурмовал Берлин. Каждый шаг по немецким штрассе давался через боль и усталость. Порой всё смешивалось в мясорубке ожесточённых схваток, но уже было понятно — это предсмертные конвульсии фашистской гидры.
В момент какой-то передышки всё затихло, ветер потихоньку разогнал гарь и пепел, и стало видно голубое небо. Было приятно засыпать в тишине. Разбудили автоматные очереди и громкие крики:
— Победа! Победа! Победа!
Михаил награждён медалью «За взятие Берлина». Вернулся в родное село только в 1949 году. С его возвращением и закончилась эта долгая-долгая дорога от мира к миру.
Братья собрались вместе, только пустовало одно место, на котором всегда сидел юный Федор, когда собиралось семейное застолье. Эта пустота до конца дней рвала сердце матери, моей прабабушки Маланьи, которая, как многие, ковала Победу в тылу, выращивая хлеб на колхозных полях. Там же с раннего утра и до позднего вечера трудился её сын Иван, единственный, кто не воевал — он был трактористом и имел «бронь». Но о тех героях и тружениках тыла мои следующие рассказы.
 
А пока светит солнце, плывут по небу белые барашки, проглядывает голубое небо — нельзя нам забывать, какой ценой всё это нам досталось. Прошу, помните!
Игорь КОЧЕТОВ, г. Михайловск 
Комментарии (0)